Мистика и литература

— Я никогда ничего такого не слышала, хотя и вечерами бываю здесь, иногда и по темноте хожу. По вечерам здесь так спокойно, думается хорошо. Я много читаю про Толстого, но ничего «сверхъестественного» даже в книгах не встречала. Так что с привидениями никаких дел мы не имеем, с нервами все в порядке. Зато иногда приходится спасать тех, кто заблудился на территории усадьбы, она ведь большая. Как-то раз, помню, зима, мороз минус сорок — стучатся в окно. Охранник высмотрел у себя на камерах, что какая-то женщина ходит туда-сюда по усадьбе, в короткой шубе, в золоте и на каблуках. Я к ней вышла, завела в дом, напоила, накормила. Оказывается, она из Магадана приехала, у нее здесь бабушка работает, в магазине, но она забыла, как к ней пройти, и заблудилась. Отвела на следующее утро в тот магазин — оказалось, за углом! А в позапрошлом году на Толстой Weekend приехала француженка… и потерялась. Ее таксист высадил не на той остановке, немного не доехал — так она, бедняга, вообще местность не узнала! Сидит на лавочке и плачет. Привели ее к нам, мы сразу общий язык нашли, хотя я ни слова не знаю по-французски! Вот такие казусы бывают, когда современные люди за город попадают.
Из всего творчества Толстого мне, конечно, «Анна Каренина» очень нравится. Не скажу, что сама Анна мне импонирует, просто это произведение так написано, что вся тематика, все проблемы там — актуальные! Настолько реалистично все!

Мы не могли не отвлечься от бытового уровня и не задать Галине Ивановне наши традиционные «фантазийные» вопросы про особые ощущения и память места. Раз уж ей довелось работать в столь легендарной усадьбе, наверняка она была свидетельницей чего-то необычного. Возможно, что-то читала или видела своими глазами. Галина Ивановна с удивлением посмотрела на нас и пожала плечами. Но лично мне показалось, что она, как и другие «коренные обитатели» особых культурных территорий, как та же Валентина Александровна из села Ивановка, не столько не знает, сколько не хочет про это говорить. Как и прежде, жители сел и деревень имеют более тонкую связь с окружающим миром, но не признаются в этом человеку извне. Для нас это — любопытство, для них — сокровенная часть жизни. Но, с другой стороны, они имеют на это полное право, так что ответ Галины Ивановны нас вполне устроил: