Дом Толстого

Любопытно, есть ли у нашей героини любимая вещь в усадьбе. Что-то, вызывающее трепет на протяжении многих лет. Сперва Элеонора Петровна отнекивается, потом — задумывается.

— Знаете, я очень люблю дом, когда утро, солнечное утро, окна выходят на юго-восток, и весь дом залит светом. И когда нет экскурсий, ты поднимаешься по лестнице, входишь в зал — вот атмосфера дома как раз присутствует.

Оказалось, что в доме Толстого проводят концерты. В зале стоит рояль, приобретенный по совету композитора Сергея Ивановича Танеева. Инструмент пережил войну и послевоенное небытие, так что нынче «здоровьем» не отличается: как говорит Элеонора Петровна, для «настоящего крупного музыканта» он не годится. Тем не менее в прошлом году на нем блестяще сыграла пианистка Екатерина Мечетина, и это был своеобразный подвиг.

— И вот когда ты сидишь в комнатах в доме Толстого во время концерта, особый колорит появляется, — рассказывает Элеонора Петровна. — Ты понимаешь, как здесь жили, ты понимаешь, как звучала музыка, ты понимаешь, как ко всему этому относились в доме.

Со слов Элеоноры Петровны представляем: сумерки. Полуосвещенные комнаты. Маленькая настольная лампа, которая горит. Блеск рам у портретов. Тишина и скрип половиц. Часы, которые отобьют очередной час в самое неурочное время… Это жизнь дома. И у нее есть свой ритм, к которому нужно приспосабливаться — иначе мы будем последними, кто видел этот дом. Поэтому экскурсии проводятся в определенные часы, чтобы избежать чрезмерной нагрузки.

Однако, по мнению Элеоноры Петровны, современная публика, нацеленная на потребление, глуховата к таким нюансам. Другое дело — семидесятые годы, когда был настоящий музейный бум. Экскурсии оплачивались профсоюзами, и нередко «одиночные посетители» из крупных городов приезжали сюда за свои деньги. Они действительно много знали о писателе, читали все его книги.

Сегодняшних посетителей интересует не столько личность Толстого, сколько «бытовая» сторона его жизни. Где располагалась ванна? Как эта комната выглядела раньше? Как велось хозяйство? На все вопросы не ответишь: дом такой «возможности» не дает. Часть экспонатов разместить попросту негде.

— Мечта-то наша в чем: может, когда-нибудь будут построены фондохранилище, центр приема посетителей, фестивальный центр, и мы сможем площади освободить здесь и все вот эти помещения отдать под экспозицию. Но когда это будет и будет ли при нашей жизни?...