Деревня

В общем, к «устройству» Ясной Поляны можно придраться, да еще как. Состояние заповедника (лесные угодья, собственноручно посаженные Толстыми) оставляет желать лучшего. Дороги — без комментариев: нам довелось испытать это на себе.

— Вот когда-то бешеные деньги были вложены в эти дороги. А результат? — сетует Элеонора Петровна. — К тому же деревенские жители есть деревенские жители: когда ты ему говоришь, что вот здесь надо сделать по-другому, он говорит: «Да вы что? Тут и так хорошо». Это наш менталитет, ничего не поделаешь. Грязно? Да это вам так кажется.

Так называемая «деревенская элита» работала в музее и раньше. Многие были навеселе, но на качество труда это не влияло. Как говорил Лев Николаевич, лучшие мужики — это те, которые чуть-чуть выпить успели. По словам нашей героини, общаться с ними было одно удовольствие. Отчасти потому, что они очень хорошо знали Ясную Поляну и застали внуков и правнуков Толстого. Этим людям был знаком прежний уклад жизни, и они «передавали» его хранителям.

Так, в 70-е, в одном из домов, которые Толстой отдал своим бывшим крепостным, жила Вера Сергеевна Арбузова, крестница Софьи Андреевны. Женщина удивительной судьбы: сперва она работала горничной у Софьи Андреевны, потом — эмигрировала в Англию, вышла замуж за народного поэта Вячеслава Ляпунова… Когда он умер от туберкулеза, вдову поддерживали Толстые, останавливались у нее в гостях.

— И потом очень многие рассказывали, как она вела хозяйство. Ведь жила на совершеннейшие гроши — но вы посмотрите, какой порядок. Мы удивлялись: пройдешь мимо окон — они блестят все. Эта старуха до такой степени делала все! А сейчас, сами понимаете, время течет, уже никого почти нет из тех, с кем мы когда-то начинали работать здесь в 70-е годы. И земли вокруг проданы. Элитные дома, элитная деревня, город рядом, машин — хоть сто штук…