«Заплакала и осталась»

— Меня звали на разные работы, мой муж тогда работал в горкоме партии, мне можно было найти что-нибудь, а я не могла. Я плакала. Пришла осенью, глянула, — все цветет тут, женщины мои сидят. Я им сказала, что я, наверное, собираюсь уходить. Это уже лет 15 прошло, как я работала. Они говорят: «Да ты что?» И я посмотрела: все цветет, все благоухает, как раз сентябрь, астры вот невероятной высоты, все красиво, георгины у нас такие красивые, все было. Я заплакала и осталась.
Когда пришел Владимир Ильич Толстой, все изменилось. Он стал собирать хороший коллектив, чтобы люди перестали друг друга грызть и выживать. Выживали друг друга по-страшному. Владимир Ильич, он молодой совершенно и по-другому мыслит. Видно, корни какие, откуда человек. Он прапраправнук, три раза. Отец его тоже сюда приезжал, они похоронены все в Кочаках. И Софья Андреевна, и сестра ее, Татьяна Андреевна, и дети мелкие тут. Не все дети. И Ванечка. Некоторые в Москве, у них много же было детей.
Когда Дима уже приболел, он и говорит: «Маш, бросай, хватит, тяжело все-таки». Мой муж, знаете, какой человек у меня, он столько мне стихов посвятил. Когда он болел, я приходила с работы, а уже написано стихотворение. Каждый день. Каждый день такой стих, что плакать хочется.

Мария Петровна вытирает слезы.

— Один сборник он свой отдал в типографию. А так он не посылал, но у него очень много написано. Смотря, какая пора, и вот он всю эту пору, когда что-то происходит, когда власть менялась. Один стих у него о Ясной Поляне есть. Про всех девчонок, которые здесь работали. В газете он тоже был, когда был Владимир Ильич, то была газета наша музейная..

На следующий день мы вернулись к Марии Петровне, и она показала нам рукописные сборники стихов и записные книжки своего мужа — Дмитрия Стефановича Гаврилина. Ниже приведен фрагмент упомянутого ей стихотворения.