Мемориальность

— Для того чтобы все соблюдать, нужна мемориальность. То, что по десятому году происходило, все виды растений этих в основном. Когда пришел Владимир Ильич, он каждого из нас вызывал и беседовал лично. И я ему говорю: «По форме наши цветники мы никогда не будем менять, а по растительности мы можем что-нибудь, есть растения этого же рода, но они новые». Ф2, Ф1 — это род. Он говорит: «Конечно, правильно, давайте внедряйте, оно не может как стоячая река быть».
По форме у нас все правильно, а по растительности мы почти все соблюдаем, но и еще что-нибудь добавляем новенькое, что появляется. А так мы ведем паспорт на те цветники каждый год, что сажаем. Кстати, Софья Андреевна любила почти все цветы, почему-то не любила петунью, ее граммофончиком раньше называли.
Теплица мемориальная у нас малюсенькая, бедненькая, старенькая, ее за время моей работы три раза реставрировали. Самая сильная реставрация была в 1974 году, в октябре, а октябрь — уже все, сезон закрыт. Потом еще раз делали и вот совсем недавно, но только верх. Я смотрю опять, там стены все мокнут, уже все надо заново делать. Парники у нас тоже мемориальные, ну, конечно, мы каждый раз их переделываем. Если сгниет доска, например. Это называется русский парник. Это то, что всегда было у Толстых. На конском навозе. Конского навоза целую кучу собираем, женщины целую зиму работают. Он у нас разогревается уже в феврале, и мы его закладываем туда. В парниках полно рассады.
И домик, в котором мы сейчас находимся, — это тоже мемориальный объект. В нем жил всегда садовник Толстых. Не жил, а просто приходил и отдыхал. Здесь была маленькая печурка. Вот этот домик называется красным домиком или красным сарайчиком. Фамилия садовника не указывается, их двое было, оба записывали, что здесь росло.