Правила паломника

Главное правило Рыгалова: живи по чести, работай и все сбудется. Эту простую истину и несет он в мир. Показывает нам свой походный рюкзак, а там — теплая одежда и книги: учебники по гражданскому праву, исследования частной собственности, заложенные заламинированными молитвами. Его вера не лицемерная — живая, через церковь он идет не к людям, но к Богу, а потому молитвы просты: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас», потом «Пресвятая Богородица, спаси нас», обойти против часовой стрелки храм. К иконам приложиться. Поразительным образом его взгляд на мир не ограничен шорами православной морали, этот человек открыт миру и другим религиям:

— Все, естественно, должно быть. Уважение к православной церкви должно быть как к части российской истории. В католические церкви я тоже заходил, даже в мечеть один раз зашел. Взял газеты и потом отдал узбекам, которые строили на БАМе православную церковь. Кстати, православные церкви возводятся многие руками мусульманского происхождения, ничего в этом… А в городе Февральске дали участок большой батюшке. Тоже Олег его зовут. И вот у него там три узбека работают. Я им и отдал эти газеты, которые в Комсомольске-на-Амуре взял.

Газеты (православного, правда, толка) Олег Геннадьевич предложил и нам — просветительская миссия остро ощущается в его речи. Очень по-отечески, наставнически расспрашивал он нас о духовном пути, профессиональной деятельности, семье и… спорте. Да-да, спорте. Физические упражнения — очень важная часть его жизни.

— Я в 30 лет занялся бегом. Все отодвинул в сторону, вот такой фанатик. Три года тренировался, сам себе удивляюсь. Обычно во время тренировки мертвая точка наступает, и все проклинаешь. Ноги, как чугун, печень колом становится. Масса неприятных ощущений. А потом проходит. Но в то же время внутри другой человек говорит: «А, парень, назвался груздем, так полезай в кузов». Нельзя! Хочется остановиться, все бросить, но, если есть дисциплина, — все. Как же я себя презирать начну, если мертвую точку не преодолею. Это для меня еще страшнее.

Сейчас тренировок в его жизни гораздо меньше. После Нового года, рассказывает, тренировался возле Князь-Владимирского собора. А еще в Воронеже. Много сил уходит на пешую ходьбу, ведь почти все свои путешествия Олег Рыгалов осуществляет своим ходом, еще больше выматывает поиск средств на железнодорожные переезды.

Чем больше мы говорили, тем более глубинной, почти мистической, казалась нам связь Олега Геннадьевича Рыгалова, разнорабочего в прошлом и паломника сейчас, с русским классиком Львом Николаевичем Толстым. Кажется, Олег Геннадьевич сам ее понимал не до конца. На вопрос о том, что читает и любит у Толстого, он ответил очень пространно: не то «Хаджи Мурат» ему по душе, не то «Севастопольские рассказы». Сказал он уверенно лишь об «Анне Карениной» и «Войне и мире»: в конце концов, как человеку, пережившему столько событий, не ценить романы-эпопеи?

Путешественник, коммунист, православный, критик государства и церкви — случайно по дороге в Ясную Поляну нам встретился настоящий, патентованный толстовец, который не осознавал, что он толстовец.

Говорили мы еще долго, а потом Олег Геннадьевич попрощался с нами, снял пластиковые сланцы и босиком направился в сторону усадьбы.