«Надо на исторической памяти делать акцент»

В кафе музейного комплекса, где мы берем интервью, заходят несколько посетителей, и мы интересуемся у наших собеседников, много ли здесь бывает туристов: чтобы добраться до села Моховое, где расположен музей, нам пришлось преодолевать несколько десятков километров проселочных дорог.

— Конечно, есть некоторая изолированность, но спасает близкое расположение Москвы, — говорит Егор. — Туристы из ближайших регионов — в основном население подвижное, мобильное, приезжают на выходных отдохнуть.
— Очень много туляков приезжает, — добавляет Лариса. — Иногда по нескольку раз. На праздники, в квестах поучаствовать. Если хотят провести где-то досуг, то часто выбирают музей.

Егор заметно мрачнеет.

— Понимаете, в чем проблема вот этой дурацкой западной тенденции превращать музей в коммерческое предприятие? Чем больше продано сувениров или чем больше квестов для детей, тем музей лучше. То есть у людей место все больше ассоциируется с брендом. А надо бы на исторической памяти делать акцент, а не на развлечении для детей.

— А что плохого в том, что музей становится в том числе местом отдыха? — интересуемся мы. — Дети с помощью игры узнают об истории страны.

— Да просто люди очень редко осознают, что на этом месте лилась кровь., — отвечает Егор. — Музей не воспринимается как место мемориальное. Если все превращать в игру, потеряешь ощущение реальности, потеряешь чувство, что ты стоишь на историческом месте. Нужна глобальная работа с людьми: нужно донести, что музей требует сопереживания, сопричастности. В конечном же счете все сводится к тому, с какой целью пришел человек в музей: развлечься или почувствовать связь с родной историей.

Впрочем, с развлекательным элементом экспозиции в мемориальном комплексе «Куликово поле» все в порядке: посетители могут своими руками потрогать материалы, из которых были изготовлены доспехи русских и монгольских воинов, пострелять из лука, полистать интерактивный макет средневековой рукописи «Задонщина», а в середине тура гости музея попадают в зал, на стены которого в формате 360 градусов проецируется документальный фильм о сражении.

«Задонщина» — памятник древнерусской литературы рубежа XIV–XV вв., посвященный подвигу русских воинов на Куликовом поле. Обстоятельства и время его возникновения неизвестны, предметом споров исследователей остается и соотношение семи известных копий-списков текста. Автором традиционно считают рязанца Софония, однако некоторые историки считают, что он является автором другого несохранившегося до наших дней произведения о Мамаевом побоище — именно к нему как к первоисточнику обращался автор «Задонщины».

Зритель как бы на пять минут оказывается в гуще боя: справа от тебя выстраиваются монгольские боевые ряды, слева — русские хоругви, и вот уже несутся навстречу друг другу монах Пересвет и ханский витязь Челубей, и сталкиваются они примерно там, где стоишь ты, а вслед за этим начинается бой, и лязг стали, грохот сбруи и ржание лошадей смешиваются с криками раненых.

С обеих сторон в Куликовской битве полегли несколько десятков тысяч воинов.

— Когда люди выходят с экспозиции, у многих слезы на глазах стоят, — говорит Егор. — Просто переворачиваются представления.

Невольно возникает вопрос: а не тревожно ли работать в месте, где пролилось столько крови?

— Ну, у нас никогда особенной чувствительности по этому поводу не было, не было, — улыбается Лариса.
— Мы просто учитываем специфику места, — говорит Егор. — К примеру, вы знали, что Куликово поле — единственное достоверно установленное место средневековой битвы в Европе? Все благодаря тому, что столько археологических находок. И вот это ощущение сопричастности, это ощущение места и хочется передать.