«Если бы мне кто-нибудь сказал, что я буду сажать ковыль, который сам же отсюда изводил»

Название должности Ольги звучит зубодробительно, но роль ее очень важна — она следит за восстановлением исторического ландшафта поля и за состоянием флоры и фауны.

— Мы хотим представить ландшафт таким, каким он был в XIV веке, — объясняет Ольга. — Чтобы люди могли приехать и посмотреть, как выглядела степь. Сейчас же настоящих степей почти не осталось, одни сельхозугодья.

Как и большинство работников музея, Ольга Бурова родом из Тулы, но юность ее прошла в Воронеже — она училась на географическом факультете местного университета. Позже она вернулась работать в Тулу географом, преподавала в университете и совмещала все это с работой на территории музея «Куликово поле». В начале девяностых начала работать археологическая экспедиция исторического музея — ведущие археологи и историки стали искать предметы, относящиеся к XIV веку, однако делать это было непросто — с той эпохи ландшафт неузнаваемо изменился, а место сражения было известно лишь очень приблизительно.

— Масштабными мазками вести работу же нельзя, вы понимаете , — говорит Ольга. — Археологи разбивают исследуемую территорию на квадратики, ходят с металлоискателями, обходят огромную площадь — утомительная работа, если не найти место сражения.

По словам Ольги, экспедиции удалось обнаружить множество артефактов времен Куликовской битвы и определить место сражения. Ранее такого масштаба находки делал только меценат Юрий Нечаев-Мальцов: его коллекция была разграблена во время революции, но опись сохранилась. Однако важно было найти точное место сражения: это существенно упростило бы работы археологам. Требовалось определить, каков ландшафт был в XIV веке, и соотнести с историческими источниками. Именно так Ольга в первый раз оказалась на Куликовом поле.

— Нужно было много рабочей силы, — вспоминает она. — На поле работали палеогеографы: они изучали следы исторических ландшафтов, чтобы определить, как выглядело поле в ту эпоху. В качестве партнеров к проекту привлекли студентов. Мы в течение семи лет приезжали каждое лето: копали почвенные шурфы, проводили определение почв. Почвоведение — это же хлеб для географа, понимаете? — улыбается Ольга. — И во время этих работ я руководила студенческими отрядами.

Заведующим природотделом Ольга стала в 2000 году.

— В перестройку и в девяностые поля были заброшены и поросли бурьяном, — говорит Ольга. — Поэтому у нас было много

Специалисты природотдела занимались посадкой лесов там, где лес располагался в XIV веке, восстанавливали степные участки. Работы продолжаются и сейчас: ежегодно Ольга Бурова и ее команда восстанавливают около трех гектаров исторического ландшафта. Однако начиналось все непросто: не все местные жители были рады перспективе создания исторического парка на площади три тысячи гектаров. Особенно недовольны оставались агрономы.

— Один специалист возмущался: «Если бы мне кто-нибудь сказал, что я буду сажать ковыль, который сам же отсюда изводил…» — смеется Ольга.

Ковыль — главное растение Куликова поля. Во время его цветения (май-июнь и июнь-июль) все поле превращается в бескрайнее травяное море. Это растение, типичное для русской степи, из-за многолетнего использования земель в сельскохозяйственных целях стало редким, почти исчезающим, видом.

Однако для музея-заповедника вопрос возвращения прежнего ландшафта является проектом не только экологическим, но и культурным: здесь регулярно проводятся исторические реконструкции и другие памятные мероприятия. Сотрудниками уже восстановлено более сорока гектаров — это долгий и крайне энергозатратный процесс.

Сейчас, по словам географа, местные жители понимают «великую цель» научного центра, многие работают в музее и связанных с ним структурах. К примеру, музею принадлежат некоторые сельхозучастки, на которых выращиваются рапс, гречка, рожь. Таким образом черноземные поля не простаивают, а музей получает доход за счет продажи урожая. За работой на участках также наблюдает Ольга.

— А как все-таки заинтересовать историей специалиста по естественным наукам? — интересуемся мы.
— Ну, если честно, когда училась, больше всего не любила историческую географию. Кто, когда, что открывал и куда плавал — все это было нудно и неинтересно. Нет, я знала историю в рамках школьного курса, в советское время нас основательно учили всем предметам; папа хорошо знал историю. Но все равно никогда не думала, что моя жизнь будет связана с историческим местом.
— А когда начали работать на Куликовом поле…
— Когда пришла на Куликово, я поняла, что не могу не знать, что здесь происходило. Потом стала интересоваться, а что здесь было до битвы, потом узнавала, кто был этот, а кто тот…