Все сложилось само собой

— Я родилась на хуторе Сабуров, — это деревенька, от которой сейчас два дома осталось. Так часто случается в сельской местности, недаром памятники-то старым деревням ставят. У нас в поселке Куркино такой памятник есть; в Кимовском районе тоже недавно поставили памятник исчезнувшей деревне. А замуж я вышла сюда, на Куликово поле. Мы с мужем одновременно начали работать в школе, через год поженились и переехали к его родителям. У нас уже ребеночек был, дочь Лена. Году в 1974-м мы появились здесь. Устроились сразу в местную школу; нам предлагали на выбор несколько, но интересовала Ивановка, конечно. Потому что хутор мой рядом, в полутора километрах, и пешком ходить удобно, и на велосипеде, и на тракторе. В общем, добирались как могли, осень тут — непролазная грязь. Потом муж стал директором школы, это закрепило наше положение в Ивановке. Все, больше мы никуда и не пытались, да и не хотелось. Дали нам вот этот домишко из Полевых Озерок (Полевые Озерки — деревня в Куркинском районе Тульской области, расположена в 7 км от Ивановки), там его разобрали и по бревнышку сюда перевезли. Для нас это было первое настоящее жилье; до этого жили, вот как поженились, в каменном сарае. Ну, оштукатурен изнутри, надо думать, более-менее божеские условия, но все равно, — камень есть камень. А тут — дом деревянный, мы очень довольны были, так и обживались потихонечку здесь.
Я не предполагала, что буду когда-нибудь с историей работать. Так сложилось. Я не поступила в медицинский, попала на курсы педагогические. Потом нас зачислили в Тульский педагогический институт и все, — там, кроме химии и биологии, набора уже не было.
До 1980 года я работала учителем химии и биологии. Потом открылся музей, и мы с подружкой переметнулись. Нас называли предателями, в глаза говорили, но я не обижалась. Что поделать? Ведь так оно и есть: я даже свой девятый класс не довела, бросила. Нам показалось, что в музее будет легче. Хотя первые пять лет был такой поток желающих попасть на Куликово поле, что мы задыхались. До 7 экскурсий в день приходилось проводить. Ну а потом все устаканилось, стало тихо, мирно, зимой — так вообще отдых.
Еще лет 7–10 после открытия нас многие известные люди посещали. Евтушенко два раза был, я его лично видела. Глазунов у нас был, у него даже есть картина «Куликово поле» (правда, что-то она нереальной мне показалась — ну, это художнику лучше видно). Космонавты были: Хрунов, Леонов, Севастьянов. Хрунов — он же выходец из села Товарково Богородицкого района, с нами соседствует этот район. Он тогда с сыном приехал и с писателем Федором Шахмагоновым, который потом книгу написал «На поле Куликовом». Василий Песков часто у нас бывал, корреспондент, с ним я и по полю ходила. Солженицын тоже, — правда, еще до того, как образовался музей. Вообще, интерес к Куликову полю возник давно, но у нашего облисполкома долго денег на него не было. Но 600-летие подтолкнуло, сразу нашлись деньги, даже ЮНЕСКО подключилось. Такие планы тогда рисовали, что заповедник тут будет уже через 10 лет. Но этого не случилось: тяжелое дело — природу восстановить; разрушить-то быстро, а вот воссоздать очень сложно.
Поскольку у меня было высшее образование, меня определили как старшего научного сотрудника. Но вообще-то я была экскурсоводом, научной работой не занималась. Ну, разве что вела фенологические наблюдения за растениями, какие-то отчеты подавала раз в году. Мы же вначале к Тульскому областному краеведческому музею относились. Они наверняка там даже не обрабатывались никем, но нас чем-то нужно было занять. В 1997 году поменялось начальство, к нам пришел Владимир Петрович Гриценко, и мы стали Государственным музеем-заповедником «Куликово поле». Нас, сотрудников, два раза в год обязательно куда-то на экскурсию отвозили, и я во многих местах побывала.
Обстановка в рабочем кабинете у нас была самой скромной: стол письменный и стул. Позже, когда Гриценко пришел, в круглой башне появились шкафчики, куда мы могли закрывать книжки, а то навалом лежали на столе. Где начальство сидело, там было несколько шкафчиков, хранили гербарий, какие-то свои отчеты.

Рассказывая о музее «Куликово поле», Валентина Александровна имеет в виду пространство внутри храма Сергия Радонежского на Красном холме. Там до постройки нового музейного комплекса располагалась основная экспозиция. Сейчас в этом помещении снова ведутся службы, оно полностью отреставрировано и функционирует как храм, одновременно являясь частью музейно-исторического и природного комплекса «Куликово поле».