Глава 6

Мои университеты

Библиотека Московской высшей школы социальных и экономических наук — "Шанинки"

А потом стало ясно, что этим ограничиться нельзя, нужно заняться университетским образованием в целом. К тому времени я объездил и обошел многие русские университеты, видел их слабости, как и силу. В математике русские блистали. В физике тоже. Но в общественных науках шла чехарда полная, там не умели обучать. Подчеркну: речь не только о том, чему обучали, но и о том, как обучали. Русские студенты проводили в классе в три раза больше, чем мои студенты в Англии. Их забивали лекциями, не оставляя никакого свободного времени. В таких условиях они просто заучивали материал, а не привыкали социологически мыслить. Было ясно, что здесь есть шанс для серьезного улучшения.

А у меня от идеи до ее осуществления путь короткий. Мои друзья надо мной посмеивались, говоря, что со мной нельзя затевать разговор о новых идеях. Потому что не успеешь закончить, а я уже бегу осуществлять то, о чем говорилось.

Я тут же написал письмо русскому министру образования, Ягодину. Он был подходящим человеком, потому что провел год в одном из британских университетов, в Империал колледже. Правда, не среди обществоведов, но не в этом дело. Он видел, как надо преподавать. Я написал, что с математикой и физикой русские сами разберутся: надо заняться серьезным улучшением обучения общественным наукам. «Я также думаю, — продолжил я, — что американские советники вам тоже предлагают помощь в эту минуту. Но мне сильно не нравится то, что они предлагают. 

Потому что они хотят парашютировать американский опыт в Россию. То есть, взять просто взять практику преподавания в американском университете и напрямую повторить это по-русски. Что, на мой взгляд, и опасно, и глупо. Никакая страна с большой собственной культурой такого не примет. Если пойдете по этому пути, то сломаете шею и дадите повод дуракам говорить, что реформы невозможны».

А чтоб они были возможны, надо по-другому подойти к вопросу. Я ему предложил создать четыре университета. Англо-русский, американо-русский, немецко-русский и французско-русский. Чтобы каждый из них обобщил свой национальный опыт — и изучил опыт российский, определив, какую комбинацию элементов русскости и нерусскости надо предложить России на университетском уровне.

Мы встретились, хорошо поговорили. И он мне сказал: «Это точно то, чего мы хотим. Но только на четыре университета у нас сил не хватит». На что я предложил: «Ну, что ж, если надо начинать с одного, то возьмем британско-русский, потому что это мне ближе, конечно. Сделаем его лабораторией для анализа успешных и неуспешных моделей. Но с расчетом на то, что со временем откроются все четыре».

Тут Ягодина сняли. Появился новый министр и новые люди в правительстве. К счастью, осталось решение, уже принятое министерством образования, и был заключен договор между Минобром и мной. По нему русская сторона предоставляет здание для университета, места проживания для английских преподавателей, которых мы сюда притаскиваем, и десять процентов бюджета. А я взялся раздобыть девяносто процентов необходимых средств. В Манчестере мне обещали, что постараются помочь советом и местами для студентов по обмену. Деньги я нашел, обойдя с шапкой и Британский совет, и Британскую академию, и многие другие структуры, которые помогали мне организовывать семинары. Насобирал семьдесят тысяч долларов. Это тогда были большие деньги. Я таких денег до тех пор не видал… Ну, Россия была тогда очень популярной; сегодня это бы уже не прошло.

Но у Минобра было ко мне еще одно условие: вы должны подписаться на несколько лет работы здесь, в Москве. Переезжать в Россию, особенно тогда — это было непростое дело. Посоветовался с Татьяной Заславской, Отто Лацисом и Юрием Левадой; все они сказали примерно одно и то же: что, во-первых, всё это доброе дело, во-вторых, без тебя начать не удастся. Вслед за тем поговорил с женой — и решил, что надо, значит, надо. Я на три года, как минимум, приеду в Россию, чтобы запустить процесс. Ударили по рукам; русская сторона сходу решила отпраздновать это дело. Мы с треском отметили в гостинице «Президент» начало новой операции. На торжествах присутствовали два министра образования — СССР (Советский Союз доживал свой век) и России. Один крупный чиновник, не буду его называть по имени — надеюсь, он себя и так узнает — напился и полез к нашим секретаршам. Вообще, я не люблю пьяниц. Я сам малопьющий. А тут тем более пришлось вмешаться, остановить его.

Конечно, не наутро после этого, но довольно скоро мы столкнулись с серьезными трудностями. Позади был праздник, впереди — провал. Министерство образования неожиданно заявило: «Очень хорошо с вашей стороны, что вы выполнили свою часть условий, но, к сожалению, у нас нет здания». Москва же маленькая. Где найти здание в Москве? Я пришел в ярость, но руки не опустил: у меня уже была рабочая группа довольно умных и хорошо сорганизованных, энергичных россиян, да я и сам не вчера родился. Мы сумели найти себе здание. И сказали министерству: «Обошлись без вас, нашли здание, Временное, но ничего, на несколько лет хватит, а там разберемся». В ответ прозвучал следующий довод: «Как это здорово, как прекрасно, вы такие молодцы, но у нас и денег тоже нет, они не вписаны в бюджет; в будущем министерство попробует эту строку вписать, но сейчас никак нельзя». Между тем, англичане, американцы и другие спонсоры уже заложили в банк всю сумму «наших» девяносто процентов, на первый год, чтобы начать работу. Узнав о позиции русского министерства, Британский совет приказал мне прекратить переговоры.

Должен признаться, что я с удовольствием прервал переговоры и заявил об этом министру.

Он на это:

— Ну, что вы, что вы, профессор Шанин…

Мы резко вышли из переговорного процесса; я вообще внутренне простился с этим замыслом. Мой тогдашний заместитель Ярослав Кузьминов упрямо продолжал попытки что-то сдвинуть с мертвой точки — и сдвинул. Жал, жал, жал. И в конечном итоге создал Вышку — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». А мне все это чертовски надоело. 

Британский совет забрал почти все выделенные на университет деньги; на остатки суммы, которую мне позволили потратить на другой проект, я запустил академический семинар, через который прошло немало интересных русских ученых — и со многими из них меня теперь связывает дружба.

Это продолжалось ни шатко ни валко — еще два спокойных года.

Теперь о том, как погибший план восстал из мертвых.

Абел Аганбегян, с которым меня познакомила Заславская (она работала когда-то под его началом в Новосибирске), уже был к тому времени ректором Академии народного хозяйства. Он пригласил меня и сказал:

— У вас была в свое время очень интересная идея — создать университет англо-русский.

Я ответил:

— Да, но министерство это провалило.

— Думаю, что надо проект возобновить.

— Я с министерством больше работать не буду.

— Я вам предлагаю работать не с министерством, а со мной. Мы, Академия народного хозяйства, найдем вам место. Поможем всем, чем можем.

Тогда как раз начинало строиться это чертово здание на Юго-Западе Москвы, которое осталось недостроенным и которое, с дырами в покрытии, видно из моего нынешнего кабинета. История его строительства поистине драматическая: академик Аганбегян договорился с итальянской строительной фирмой; все выглядело очень хорошо, но только профессор Аганбегян хорошо знал русские условия, а западных не знал. На Западе никто бы не подписал договор с строительными фирмами юга Италии, потому что было ясно, кто их контролирует. И что они будут делать, что им удобно, и не сделают того, что обещали. Так и случилось. В России тогда не совсем понимали, быть может, что есть воры и на Западе.

Тем не менее, я принял предложение и собрал новую рабочую группу, мы начали создавать мини-университет. Назвали его Московская высшая школа социально-экономических наук, и решили, что это будет магистерская школа. Чтобы наши выпускники прямо от нас могли идти преподавать в русские университеты. Я также договорился с Манчестерским университетом, что он готов нас валидировать (сертифицировать, подтверждать соответствие стандартам, не участвуя в разработке самих программ) и, в положительном случае, выдавать второй магистерский диплом, английский. Что даже превосходило мои ожидания и просьбы.

Иногда меня спрашивают: «А приходилось договариваться обо всем со спецслужбами?» Я отвечаю прямо: «У меня нет сомнения, что был какой-то контролер от специальных служб, но, по-видимому, было также принято решение, что для них вполне достаточно нашей открытости и прозрачности». Каждый мог посмотреть наши бюджеты. Каждый мог взглянуть на наше обучение. Изучить наши программы. Я не знаю о том, пробовали ли контролировать моих коллег; у меня чувство, что нет, что кто-то оказался достаточно умным в службах, чтобы ограничиться «невидимыми» проверками и не лезть в наши дела. Если бы кто-то влезал слишком открыто, я бы увидел — и вся та огромная помощь, которую мы получали вначале, ушла бы.

Кстати, когда снова встал вопрос дополнительного здания, то деньги нам дал, в конечном итоге, Сорос. Он тоже согласился с тем, что я держу все данные открытыми. Хотя на определенном этапе у меня была с ним стычка очень серьезная. Он обозлился на то, что я не согласился с какими-то предложениями его (Сорос требовал обучать экономике, я отказался). Однако понял, что таких, как я, можно уговорить, но нельзя заставить. И до сих пор относится ко мне с уважением, хотя его отношения с русским правительством сильно испортилось. Ну, это не мое дело. Я не русское правительство и не английское правительство, я — Теодор Шанин.

Не было опыта создания таких университетов, на который можно опереться. Мы собирались делать нечто невозможное в нормальных условиях, что мне громко и ясно высказывали многие мои коллеги. И русские, и английские. «Ты куда лезешь? Ты знаешь, какая это страна?» На что я отвечал чаще всего: «Я лучше вас знаю, какая это страна». Англичанам указывал: «Я, в отличие от вас, там бывал.» Русским возражал: «А вы когда-нибудь были в русском селе?» Всегда получал один и тот же смешной ответ: «Конечно, у меня там дача».

Я начал с того, что отобрал группу молодых преподавателей и послал их в Англию на полугодовую стажировку. Молодых — потому что они еще не закостенели. На полгода — потому что люди, которые едут на одну неделю, не годятся для нашего дела: нужно понять принципы, изучить их глубоко, не просто посмотреть, пожать руки и раздать улыбки. Решил, что мы начинаем тремя факультетами: социологии, права и социальной работы. И послал группу социологов — в одно место, социальных работников — в другое, правовиков — в третье. С тем, чтобы они параллельно работали над планом деятельности будущего факультета. И поэтому они вернулись с готовыми, обкатанными в разговорах с их английскими коллегами, программами.

Но второе, что я сделал — и что в России не все понимали — отобрал людей для будущей библиотеки. И сказал им: «Вы тоже едете на стажировку, потому что мы создаем университет, который будет русско-английским, а не просто английским. И не просто, русским». И пошел к Аганбегяну, убеждать его, что нужно начинать с постройки библиотеки. На что он мне сказал:

— Теодор Матвеевич, у нас нет времени, мы должны спешно запускаться, а все задержится из-за вашей библиотеки. Начинайте без нее, а мы ее потом построим.

Я уперся:

— Не начну.

Я переубедил его. И дал объявление в Англии, что ищу главного библиотекаря в библиотеку, которую надо создавать заново. Довольно много людей откликнулось, потому что это же было интересно, экзотично — год, два или три провести таким образом. Выбрал того, который показался самым подходящим, и не ошибся: когда я вернулся в Россию и вошел в помещение будущей библиотеки, то увидел, как главный библиотекарь тащит на спине мешок книг. Все создал, отладил, через два года уволился, сказав: «Дело сделано, библиотека работает».

Но с остальными вышла неувязка: в течение трех месяцев после возвращения людей со стажировки у меня украли всех библиотекарей. Разобрали по адвокатским конторам, для которых библиотекарь с английским опытом — это было золото чистое. Им просто предложили двойную зарплату. Пришлось набирать людей в библиотеку заново; я как-то их нашел — кого-то в Москве, кого-то в Ленинграде. Но до сих пор мы страдаем от недостатка как следует обученных библиотекарей, знающих, как превратить библиотеку в культурный центр университета.

После этого у меня украли двух администраторов. Осталась одна, которая мне очень помогала и теперь работает главным администратором нашей Высшей школы. Преподаватели держались лучше, потому что они хотели жить в том университетском мире, который мы создавали.

Ну, наконец, нужно было обеспечить книги. Лучшая школа академических библиотекарей находится в Ливерпуле; я отправился к ним, попросил отобрать двадцать тысяч книг. Не больше, не меньше; ровно столько будет места в нашей библиотеке. И они должны покрыть все нужды трех факультетов. Они посмеялись: "Это самая трудная задача, которая у нас была в жизни". Тем не менее, справились. А я тем временем должен был спешно обеспечить место для будущих книг; на тот момент в нашем здании имелась только комната, пустая, длинная, страшная. Если посадишь читателей, то нет места для книг. Если поставишь книги, нет места, чтоб читать.

Архитектора я нашел случайно; наши дети когда-то ходили в один детский сад. Его диплом был на тему университетской библиотеки, и он сразу загорелся, и справился очень умно. Почти все университетские библиотеки в СССР, я был во многих, это тесный закуток, место с маленьким окошком, через которое выдают книги. К хранилищу никто не имел доступа, потому что разворуют. А мы построили совсем другую библиотеку. Когда приезжали западные специалисты нас контролировать по линии Манчестера, или просто посмотреть, у них появлялись улыбки на лицах. Английское качество. Ровно та библиотека, какая и должна быть. 

Строила ее британская фирма, которая уже занималась библиотечными зданиями не только в Англии, но и за ее пределами; кажется, даже в Южной Африке. И имела некоторый опыт в России, так что не боялась неизбежных трудностей. Они заехали на нашу территорию с огромными трейлерами, полными всех необходимых стройматериалов. Я осмотрел их хозяйство, спросил бригадира: «Вы что, даже гвозди привезли? Что, гвоздей в России нет? Он ответил: «А мы уже работали в России. Представь, ты забиваешь гвозди определенного типа. Тебе не хвастает триста гвоздей, чтоб закончить. Ты посылаешь человека, чтоб купил те же гвозди, — нету таких же гвоздей. Есть другие. А так работать нельзя». Выгрузили все и начали строить библиотеку.

Оказалось, что они действительно знали Россию лучше меня. Как-то меня досрочно вызывают из Англии: горит библиотека. Я первым самолетом прилетел сюда. Сгорел дом частично, огонь дошел до библиотеки. Здешние идиоты забыли вовремя выключить подогреватель воды, и все загорелось. Но произошло второе, что было хуже: когда английские рабочие выбежали наружу во время пожара, у них украли инструмент. Я им на это: «Что, конец всему?» — «Не-не-не. Вы успокойтесь. Инструмент уже в самолете, мы заказали, его выслали».

Ну, а дальше начался набор. Мы набрали в первый раз тридцать человек, но прием быстро увеличивался. Кое-что пришлось менять: мы закрыли факультет социальной работы, на который я возлагал такие надежды — и в силу своего биографического опыта, и потому что это направление чертовски важное для России. У вас под социальной работой до сих пор понимают помощь бедным, что важно, но центральный вопрос — реабилитация инвалидов в возвращении в нормальную жизнь. Такой — поставленной на должный уровень — социальной работы нет в России и теперь. Но оказалось, что у министерства социальной защиты был свой университет, и они туда брали преподавателями только тех, кто у них кончал.

Кроме того, наши выпускники, конечно, выделялись невероятно своей профессиональной непокладистостью. Как только их назначали, они начинали спорить и требовать изменений. К концу четвертого года все они были успешны, и ни один из них не работал по профессии.

Мы, повторюсь, закрыли один факультет, зато и открыли — другой. Факультет, которого не было в России: культурный менеджмент. Стало ясно, что есть нужда в специалистах по созданию культурных институтов, а главное, по управлению ими, потому что этих институтов куда больше, чем людей, которые могут умеют их «настраивать». Причем, как выяснилось, мы обогнали Манчестер; когда я приехал туда и попросил расширить валидацию, включить в нее факультет культурного менеджмента, мне с удивлением ответили: «Мы о таком не слыхали, у нас такого факультета нет». Оказалось, что в большинстве английских университетов нет культурного менеджмента. И я пошел к шотландцам, договорился с ними, и они стали нашими валидаторами. Но прошло несколько лет, культурный менеджмент преуспел, расцвел даже, и вдруг в Манчестере мне сказали: «А почему вы валидируетесь у шотландцев, а не у нас? Теперь уже это возможно». На что я им ответил, грешным делом: «Если так, мы вас можем валидировать». Ну, там смех и грех. Но, в конечном итоге, они нас валидируют.

А мы построили совсем другую библиотеку. Когда приезжали западные специалисты нас контролировать по линии Манчестера, или просто посмотреть, у них появлялись улыбки на лицах. Английское качество. Ровно та библиотека, какая и должна быть. 

Я старался приглашать к нашим магистрантам лучших профессоров. Навсегда запомнил лекцию великого Айзенштадта, одного из ведущих социологов мира. Я представил его, передал слово, а он сказал:

— Теодор перечислил мои титулы. А я теперь представлю себя своим манером. Я учитель вашего учителя.

На что они заапплодировали.

А когда мне исполнилось 80, я принял решение перестать быть ректором. Ну, нельзя оставаться вечно. И для университета не так уж хорошо, если старый ректор умирает на своем посту; надо поставить молодого человека. Мы долго искали, и в конечном итоге я понял, что лучший из моих деканов, как раз возглавляющий культурный менеджмент, — идеальный человек для ректорства. Идет у Сергея Зуева все очень хорошо, на мой взгляд.

В России, когда люди теряют работу, идут на пенсию, это великое несчастье для многих. Они воспринимают это как жизненный кризис и черт-те знает что. Чуть ли не в сумасшедший дом попадают из-за этого. В Англии выход на пенсию совершенно нормальное явление. И большинство академиков ждет этого дня, чтоб начать играть спокойно в гольф и чтоб им не мешали ездить по миру. Это, конечно, связано с тем, что у нас в Британии приличная пенсия. У меня же все вышло по-другому. Не по-русски и не по-английски. Я начал создавать университет, когда был пенсионном возрасте. И ушел, когда настало время передавать бразды, а не когда возраст велел.

Живу я в основном в Москве. Хотя езжу систематически в Англию, поскольку моя жена осталась в Кембридже. Мы, как это называется в Англии, академическая пара: наша академическая работа определяет, где мы живем.

                     Я счастливый человек.
                 Почему счастливый?

Потому что мне всегда было интересно. Я делал только то, что хотел. Сделал много такого, чего от меня не ждали.

Так что, с биографической точки зрения, я оптимист. С точки зрения развития мира, я пессимист.

В течение последнего десятилетия (а то и двадцатилетия) мир начал сползать в какую-то чехарду ужасов. Если бы кто-нибудь десять-двадцать лет тому назад сказал бы моим друзьям и мне, что в ближайшем будущем войн будет больше, а не меньше, что бедность останется нормой, что часть населения будет голодать, даже в слишком богатых странах, я бы сказал, что он сумасшедший.

И то, что лично у меня жизнь получилась, дает мне чувство вины. Которое, между прочим, сопровождало меня всегда.

В какой-то мере, я думаю, именно из-за этого я так резко кидался на каждое дело, которое казалось мне недоделанным, чтоб лично, а не через разговорчики, присутствовать сейчас и здесь.

И продолжаю действовать — здесь и сейчас.

Теодор Шанин

Комментарии
  1. Имперский колледж Лондона — высшее учебное заведение в Южном Кенсингтоне, специализирующееся в науке, инженерии, медицине и бизнесе. Входит в Золотой треугольник- группу самых элитных британских университетов также включающий в себя Оксфордский и Кембриджский университеты.

  2. Британский Совет — организация, призванная развивать сотрудничество в области образования, культуры и искусства между Великобританией и другими странами. В Британском Совете по всему миру работает более 7000 штатных сотрудников, офисы организации есть в 110 странах мира. Была основана в 1934 году.

  3. Британская академия — национальная академия Великобритании для общественных и гуманитарных наук. Объединяет более 800 учёных. Является самоуправляемой и независимой организацией. Располагается в Лондоне.

  4. Юрий Александрович Левада (24.04.1930- 16.11.2006) — советский и российский социолог и политолог. Доктор философских наук, профессор. С 1988 по 1992 год был руководителем отдела теоретических исследований созданного на волне перестройки Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Татьяны Заславской. В 1992 году возглавил эту организацию. Основатель и директор «Левада-Центра».

  5. Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) - — советский и российский экономист, специалист в области организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, эконометрики, менеджмента. Доктор экономических наук (1963), академик АН СССР (1974; член-корреспондент с 1964). В годы перестройки (1985—1991) был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Книги по экономическим проблемам перестройки (1988—1989) опубликованы в 12 странах мира.

  6. Джордж Сорос — американский трейдер, финансист, инвестор, филантроп. Создатель сети благотворительных организаций, известных как «Фонд Сороса». Она инициирует и поддерживает программы в области образования, культуры и искусства, здравоохранения, гражданских инициатив, способствующие развитию идей и механизмов открытого общества. Член исполнительного комитета International Crisis Group.

  7. Шмуэль Ной Эйзенштадт (Айзенштадт) (10.09.1923-2.10.2010)— американский и израильский социолог, специалист в области сравнительных исследований цивилизаций и общетеоретических проблем развития, революции и модернизации. В 1959—1990 — профессор социологии Еврейского университета. Преподавал также в Чикаго, Гарварде, Стэнфорде, Цюрихе, Берне, Вене, Гейдельберге.

  8. Шмуэль Ной Эйзенштадт (Айзенштадт) (10.09.1923-2.10.2010)— американский и израильский социолог, специалист в области сравнительных исследований цивилизаций и общетеоретических проблем развития, революции и модернизации. В 1959—1990 — профессор социологии Еврейского университета. Преподавал также в Чикаго, Гарварде, Стэнфорде, Цюрихе, Берне, Вене, Гейдельберге.

  9. Имперский колледж Лондона — высшее учебное заведение в Южном Кенсингтоне, специализирующееся в науке, инженерии, медицине и бизнесе. Входит в Золотой треугольник- группу самых элитных британских университетов также включающий в себя Оксфордский и Кембриджский университеты.

  10. Юрий Александрович Левада (24.04.1930- 16.11.2006) — советский и российский социолог и политолог. Доктор философских наук, профессор. С 1988 по 1992 год был руководителем отдела теоретических исследований созданного на волне перестройки Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Татьяны Заславской. В 1992 году возглавил эту организацию. Основатель и директор «Левада-Центра».

  11. Источник: http://council.gov.ru

    Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) — советский и российский экономист, специалист в области организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, эконометрики, менеджмента. Доктор экономических наук (1963), академик АН СССР (1974; член-корреспондент с 1964). В годы перестройки (1985—1991) был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Книги по экономическим проблемам перестройки (1988—1989) опубликованы в 12 странах мира.

  12. Источник: http://council.gov.ru

    Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) — советский и российский экономист, специалист в области организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, эконометрики, менеджмента. Доктор экономических наук (1963), академик АН СССР (1974; член-корреспондент с 1964). В годы перестройки (1985—1991) был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Книги по экономическим проблемам перестройки (1988—1989) опубликованы в 12 странах мира.

  13. Источник: http://council.gov.ru

    Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) — советский и российский экономист, специалист в области организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, эконометрики, менеджмента. Доктор экономических наук (1963), академик АН СССР (1974; член-корреспондент с 1964). В годы перестройки (1985—1991) был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Книги по экономическим проблемам перестройки (1988—1989) опубликованы в 12 странах мира.


  14. Имперский колледж Лондона — высшее учебное заведение в Южном Кенсингтоне, специализирующееся в науке, инженерии, медицине и бизнесе. Входит в Золотой треугольник- группу самых элитных британских университетов также включающий в себя Оксфордский и Кембриджский университеты.

  15. Источник: Wikimedia Commons

    Юрий Александрович Левада (24.04.1930- 16.11.2006) — советский и российский социолог и политолог. Доктор философских наук, профессор. С 1988 по 1992 год был руководителем отдела теоретических исследований созданного на волне перестройки Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Татьяны Заславской. В 1992 году возглавил эту организацию. Основатель и директор «Левада-Центра».

  16. Шмуэль Ной Эйзенштадт (Айзенштадт) (10.09.1923-2.10.2010)— американский и израильский социолог, специалист в области сравнительных исследований цивилизаций и общетеоретических проблем развития, революции и модернизации. В 1959—1990 — профессор социологии Еврейского университета. Преподавал также в Чикаго, Гарварде, Стэнфорде, Цюрихе, Берне, Вене, Гейдельберге.

  17. Юрий Александрович Левада (24.04.1930- 16.11.2006)- советский и российский социолог и политолог. Доктор философских наук, профессор. С 1988 по 1992 год был руководителем отдела теоретических исследований созданного на волне перестройки Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Татьяны Заславской. В 1992 году возглавил эту организацию. Основатель и директор «Левада-Центра».

  18. Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) -советский и российский экономист, специалист в области организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, эконометрики, менеджмента. Доктор экономических наук, академик АН СССР. С 1085 по 1991 год был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Книги по экономическим проблемам перестройки (1988—1989) опубликованы в 12 странах мира. 

  19. Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) -советский и российский экономист, специалист в области организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, эконометрики, менеджмента. Доктор экономических наук, академик АН СССР. С 1085 по 1991 год был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Его книги по экономическим проблемам перестройки  опубликованы в 12 странах мира.

  20. Шмуэль Ной Эйзенштадт (Айзенштадт) (10.09.1923-2.10.2010)- американский и израильский социолог, специалист в области сравнительных исследований цивилизаций и общетеоретических проблем развития, революции и модернизации. С 1959 по 1990- профессор социологии Еврейского университета. Преподавал также в Чикаго, Гарварде, Стэнфорде, Цюрихе, Берне, Вене, Гейдельберге.

  21. Имперский колледж Лондона — высшее учебное заведение в Англиий, Южный Кенсингтон. Вместе с Оксфордским и Кембриджским университетами входит в число самых престижных высших учебных заведений в Великобритании, так называемый «Золотой треугольник». Специализируется в науке, инженерии, медицине и бизнесе. 

  22. Британский Совет — организация, занимающаяся развитием международного сотрудничества Великобритании в сферах искусства, образования и культуры. Насчитывает более 7000 штатных сотрудников. Имеет представительства в 110 государствах. Была основана в 1934 году.

  23. Британская академия (утверждена в 1902 году)— национальная академия Великобритании по содействию историческим, философским и филологическим исследованиям. В ее составе 18 отделений, академия бъединяет более 800 учёных. Является самоуправляемой и независимой организацией. Располагается в Лондоне.

  24. Юрий Александрович Левада (24.04.1930- 16.11.2006)- советский и российский социолог и политолог. С 1988 по 1992 год был руководителем отдела теоретических исследований созданного на волне перестройки Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Татьяны Заславской. В 1992 году возглавил эту организацию. Основатель и директор «Левада-Центра».

  25. Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) -советский и российский экономист. Занимался исследованием организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, менеджмента. Доктор экономических наук, академик АН СССР. С 1985 по 1991 год был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Его книги по экономическим проблемам перестройки опубликованы в 12 странах мира.

  26. Джордж Сорос — американский финансист, инвестор и филантроп. Создатель сети благотворительных организаций, известных как «Фонд Сороса». Она поддерживает программы в сфере образования, культуры и искусства, гражданских инициатив, здравоохранения, способствующие развитию механизмов открытого общества. Член исполнительного комитета International Crisis Group.

  27. Фото Источник: Wikimedia Commons 

    Юрий Александрович Левада (24.04.1930- 16.11.2006)- советский и российский социолог и политолог. С 1988 по 1992 год был руководителем отдела теоретических исследований созданного на волне перестройки Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Татьяны Заславской. В 1992 году возглавил эту организацию. Основатель и директор «Левада-Центра».

  28. Фото Автор: A.Savin Источник: Wikimedia Commons 

    Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) -советский и российский экономист. Занимался исследованием организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, менеджмента. Доктор экономических наук, академик АН СССР. С 1985 по 1991 год был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Его книги по экономическим проблемам перестройки опубликованы в 12 странах мира.

  29. Фото Автор: Niccolò Caranti Источник: Wikimedia Commons 

    Джордж Сорос — американский финансист, инвестор и филантроп. Создатель сети благотворительных организаций, известных как «Фонд Сороса». Она поддерживает программы в сфере образования, культуры и искусства, гражданских инициатив, здравоохранения, способствующие развитию механизмов открытого общества. Член исполнительного комитета International Crisis Group.

  30. Фото Автор: Niccolò Caranti Источник: Wikimedia Commons 

    Джордж Сорос (12.08.1930-)— американский финансист, инвестор и филантроп. Создатель сети благотворительных организаций, известных как «Фонд Сороса». Она поддерживает программы в сфере образования, культуры и искусства, гражданских инициатив, здравоохранения, способствующие развитию механизмов открытого общества. Член исполнительного комитета International Crisis Group.

  31. Фото Автор: Niccolò Caranti Источник: Wikimedia Commons 

    Джордж Сорос (12.08.1930-)- американский финансист, инвестор и филантроп. Создатель сети благотворительных организаций, известных как «Фонд Сороса». Она поддерживает программы в сфере образования, культуры и искусства, гражданских инициатив, здравоохранения, способствующие развитию механизмов открытого общества. Член исполнительного комитета International Crisis Group.

  32. Фото Автор: A.Savin 

    Источник: Wikimedia Commons 

    Абел Гезевич Аганбегян (род. 8.10.1932) -советский и российский экономист. Занимался исследованием организации промышленного производства, проблем производительности труда, заработной платы, макроэкономики, менеджмента. Доктор экономических наук, академик АН СССР. С 1985 по 1991 год был советником генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по вопросам экономики. Автор и соавтор более 250 научных публикаций, в том числе 20 монографий. Его книги по экономическим проблемам перестройки опубликованы в 12 странах мира.

  33. Фото Автор: Niccolò Caranti 

    Источник: Wikimedia Commons 

    Джордж Сорос (12.08.1930-)- американский финансист, инвестор и филантроп. Создатель сети благотворительных организаций, известных как «Фонд Сороса». Она поддерживает программы в сфере образования, культуры и искусства, гражданских инициатив, здравоохранения, способствующие развитию механизмов открытого общества. Член исполнительного комитета International Crisis Group.