Алия Ермакова

Доцент Института статистических исследований и экономики знаний департамента образовательных программ, старший директор по правовым вопросам и член ученого совета НИУ ВШЭ; кандидат юридических наук

Как появилась Хартия (кодекс этики) работников НИУ ВШЭ?


  — Основная причина заключается в том, что мы наконец доросли до этого решения.

 Эта тема поднималась не первый год. У нас была Декларация ценностей, которая представляет некий исходный документ, фиксирующий самые базовые принципы работы Высшей школы экономики. Я бы даже сказала, что Декларация ценностей – это первая попытка их формализовать. Сейчас наработана практика ее применения.

 Когда вообще возникают кодексы корпоративной этики? Когда работники ощущают себя корпорацией, начинают понимать, что внутри их корпорации есть что-то, что отличает ее от других институцией. В Вышке за 28 лет сформировалось ощущение самости, необходимости формализовать то, чем мы отличаемся от окружающего мира, какие ценности мы разделяем. Это некая декларация и заявление в открытое пространство от Высшей школы экономики.

Учитывали ли создатели Хартии опыт других вузов?


 — Безусловно, мы изучали очень много похожих документов, просматривали и с этой точки зрения опирались на них. Но сказать, что мы перенесли один в один правила, закрепленные в других документах, нельзя.

Почему документ назвали «Хартией»?


 — Это был Кодекс этики, когда мы вносили документ на рассмотрение. Но слово «кодекс» почему-то всех пугает: в нем видят некий юридический документ, за которым следуют санкции. Название «Хартия», которое появилось на финальном этапе обсуждения и принятия, нивелирует налет юридичности.

 Хартия как соглашение сообщества – договор, распространяющийся на всех членов нашей корпорации, а не просто локальный акт. С помощью этого слова мы хотели показать, что это совместно выработанная конвенция. 

Студенты участвовали в создании Хартии?


 — Да, они очень активно участвовали, и у нас была идея одновременно принять два документа: Кодекс этики работников и Кодекс этики студентов. Но студентов много, и договориться им, видимо, сложнее. Они не успели провести обсуждение Кодекса внутри сообщества, поэтому сейчас продолжают работу над ним.

 Кодексы построены зеркально друг другу, потому что мы члены одного сообщества. Странно, если бы у преподавателей была своя этика, которая в том числе проявляется во взаимоотношениях с окружающими, а у обучающихся – другая.

 Я недавно смотрела текущий проект Кодекса этики студентов, и он отзеркаливает Хартию во многом за счет того, что мы делали предложения по темам, а студенты давали нам обратную связь. 

Какие аспекты упомянуты в Хартии?


  — Все темы, которые мы хотели затронуть, упомянуты в Хартии. Мы обсуждали содержание, и мне кажется, что документ говорит сам за себя.

  Разделы, перечисленные в Хартии, имеют большое значение: и стремление к истине, и академическая свобода, и забота о репутации университета, и отстаивание проблемы равенства, недопущения дискриминации, насилия и сексуальных домогательств. Эти темы волнуют многих.

Что значит пункт об «активной общественной позиции и открытости для общества»?


 — Высшая школа экономики – сообщество талантов. Мы пытаемся заявить о себе, о своей работе и достижениях во внешней среде и готовы делиться с миром.

 Университет проводит политику информационной открытости – это наш принцип. Не зря все больше развития получает open source [открытое программное обеспечение. – Прим. ред.], открытые инновации и прочее. Мне кажется, что общество в своем развитии дошло до такого периода, когда понятно, что нужно отдавать миру: люди сразу предоставляют возможность использовать все собственные наработки, не пытаясь как-то монетизировать их дополнительно.

 Вышка также занимает активную жизненную позицию. Многие хотят примкнуть к нашему сообществу, потому что это сообщество неравнодушных, пассионарных людей, и мы, рассказывая об этом, вызываем еще больший интерес и желание присоединиться к нам.

Какие этические правила наиболее актуальны?


 — Если мы выстраиваем иерархию ценностей, то понятно, что личность человека важнее, чем, например, какие-то экономические интересы. Все, что касается безопасности личности, всегда будет стоять на первом месте, по крайней мере для меня. С этой точки зрения вопросы харассмента более важны, нежели неэтичное поведение в социальных сетях. Но в целом, как я думаю, в нашем университете сформирована здоровая среда, и такие проявления встречаются редко. 

Повлияла ли «новая этика» на Хартию?


  — А что такое «новая этика»? Я не думаю, что до определенного момента была «старая этика», а теперь появилась «новая». Я согласна с тем, что отношения развиваются, появляются виды взаимодействия, которых не было раньше. Но тем не менее это не «новая этика», я не воспринимаю ее в таком контексте.

Каковы иные этические регуляторы в университете?


 — У нас есть комиссия Ученого совета по академической этике, которая работает не первый год и существовала без Хартии. В решении кейсов мы опирались на Декларацию ценностей Высшей школы экономики и в принципе на правила, признанные сообществом, обычаи академического оборота.

 Однако не все работники НИУ ВШЭ занимаются академической деятельностью, например, в университете есть администраторы. Я полагаю, что в ближайшее время мы подойдем к созданию еще одной этической комиссии, которая будет рассматривать вопросы, связанные с действиями административных работников.

 Очень интересное предложение исходит от студентов. Они говорят о создании единой этической комиссии для работников и обучающихся, в которой будут равно представлены и те, и другие. Эта тема сейчас обсуждается, но пока решения нет. Думаю, что оно не за горами.  

Как изменился университет после принятия Хартии?


— Когда мы принимали Хартию на ученом совете, нам тоже задавали вопросы, зачем это нужно и как это изменит нашу среду.

 Во-первых, обсуждение и проговаривание подобных вопросов уже играет большую роль, ведь мы показываем, какая существует повестка, как могут решаться или как должны решаться те или иные проблемы. Это само по себе ценно.

 Во-вторых, даже за то небольшое время, что действует Хартия, мы заметили, как на нее стали обращать внимание: появляются жалобы, и в личном общении люди апеллируют к документу. Я приведу пример. В деловой переписке (абсолютно не связанной ни с каким вопросом по поводу Хартии) два подразделения не смогли нормально договориться друг с другом, и они пишут: «Уважаемые коллеги, вы же сами знаете Хартию, давайте не будем в отношении друг друга допускать нарушения». И тут присутствует попытка сблизиться на этой основе, выстроить сотрудничество продуктивно и без каких-то взаимных обвинений.

 Ситуация урегулировалась благодаря Хартии. Я не могу пока сказать, что кодекс стал настольной книгой, но я вижу позитивные изменения. Мне нравится, что Хартия – это не «мертворожденное дитя», которое просто приняли, и никто не знает, что это такое, применяется документ или нет. 

Каким образом будет развиваться этическое регулирование в НИУ ВШЭ?


 — Мы приняли Хартию, и следующий шаг – это создание более четких механизмов, в том числе этических комиссий, которые будут рассматривать кейсы.

 Принципы, сформулированные в Хартии, – верхнеуровневые принципы: что значит не допускать дискриминации, что значит вести себя в манере сотрудничества и так далее. На основе этих понятий и накопятся кейсы. В итоге, может быть, через пару лет появится сборник типовых вопросов и ответов по применению Хартии.