КАСКАД


Ольга Широкоступ: «На самом деле, подросток не доводит проект до конца не потому что не освоил проектные навыки. Он не делает этого, потому что не смог договориться с собой о том, что он завершить проект. Наша здесь функция — дать ему инструменты (помимо проектных навыков), чтобы преодолеть такие трудности. У меня ушли годы на то, чтобы научиться себя уговаривать».

Катя Порутчик: «У меня есть любимый критерий, его сложно измерить, он эфемерный. Насколько произошла трансформация участника? Какой к нам пришел участник, какой — ушел? Этот критерий можно разложить на составляющие, например: насколько человек овладел искусством заполнения сметы, от нуля до десяти».

Амир Гайнутдинов, автор работы «Каждый мог там побывать» на выставке «Каскада»  «Всегда кроме когда нет»

В прошлом году занимался на проекте на курсе «Мультимедийная журналистика» с Асей Тереховой, редактором «Арзамаса». 

Я узнал о «Каскаде» через своих знакомых, делавших в рамках проекта выставку в 2019 году. Позже я увидел анонс нового набора на программу и решил попробовать свои силы. Я ходил в художественную школу, делал для себя какие-то вещи, но целенаправленно стал заниматься искусством через «Каскад». 

Мне нравится схема поступления на проект, через день открытых дверей, где можно познакомиться с кураторами и понять, с кем тебе будет комфортно работать.  

В «Каскаде» я занимался в 11 классе. Были большие проблемы со временем, приходилось совмещать и учебу, и работу над проектом. Я стал более серьезно относиться к самоорганизации и тайм-менеджменту. Еще на программе получилось прокачать свою коммуникабельность, ведь в процессе работы над проектом и выставкой приходилось общаться с огромным количеством людей. Я не мог себе представить, что, например, обращусь за помощью в Музей ГУЛАГа — думал, что не стоит отвлекать серьезных дядек. «Каскад» мне показал, что чаще всего люди готовы пойти на встречу.

На работу с темой трудовых лагерей меня вдохновила личная история — мой двоюродный дядя по бабушкиной линии был НКВДшником. Также, я слежу за политической ситуацией в России и я вижу, что видении страны государством сильно отличается от настоящего. Мне кажется, это похоже на ситуацию в СССР — все видят, что происходит, людей забирают, расстреливают, держат в одной курточке в деревянном домике, которые строят канал. И при этом вам рассказывают по радио, что вы живете в прекрасной стране. 

У меня была возможность пойти в Garage Teens, но мне не понравилась идея лотереи. Там влияют не личные качества, а лотерея — вытащат твое имя или нет. Отбор в «Каскад» был в этом плане гораздо более открытым и прозрачным.

«Каскад» дает отличный социальный рост. Мы брали интервью у разных людей — кто-то у Кирилла Иванова (солист «СБПЧ»), кто-то у Вари из «Хадн дадн». Я общался с Дарьей Байбаковой, директором фонда «Ночлежка». И это интервью лежит у редакторов уже, его должны опубликовать на «Таких делах».